Главная   Карта Обр. связь
JS - Триас == логотип

Пермско-триасовое вымирание.




Началу триасового периода предшествует великое вымирание на границе Перми и Триаса, которое подвело черту под Палеозойской эрой, основательно перетряхнуло все экосистемы и расчистило дорогу новым формам жизни.

Как считается, вымирание на границе Перми и Триаса связано с вулканической активностью в Средней Сибири, которая привела к образованию Сибирских Траппов. Общий период повышенного вулканизма в этом регионе составлял более 2 млн. лет, а образование Траппов растянулось примерно на миллион лет. За это время в атмосферу было выброшено огромное количество углекислого газа, метана, сернистого газа, хлора и т.д. Именно повышенное содержание этих газов в атмосфере наиболее важно для последующего восстановления биосистем в течение триаса, но в ходе самого вымирания большее значение имели выбросы вулканического пепла.

Итак, в атмосферу были выброщены газы, создавшие, во-первых, сильнейший парниковый эффект и разогревшие поверхность Земли и океан более чем на 10 градусов, а во-вторых, повысившие кислотность океана. Эти факторы факторы привели к гибели морской фауны, в том числе и рифовых сообществ. Поэтому к началу Триаса океан был не только безжизненен, но и совершенно не приспособлен для жизни. Горячий океан с очень низким содержанием кислорода, но повышенным содержанием кислот и сероводорода был опасен для многих жизненных форм, например, для всех, кто строит свой скелет из кальция...

На суше условия были не столь тяжелыми. Температура была очень высока (более чем на 10 градучов выше современной), однако в приполярных областях Южного полушария она была терпимой, и восстановление биокомплексов суши началось именно оттуда. Для этого потребовалось только небольшое снижение количества углекислого газа в атмосфере, выпадение на поверхность всей вулканической пыли и прекращение кислотных дождей. В то же время, большая часть континентов превратилась в пустыню или полупустыню с совершенно недостаточным количеством осадков, чтобы могли сохраняться влаголюбивые палеозойские экосистемы.

 

Однако, эволюция в начале триаса принимала очень низкий старт (почти из положения лежа). Биопродукция снизилась в десятки раз (а по некоторым предположениям, даже в сотни). Биоразнообразие также снизилось более чем в 10 раз.

При этом наиболее сильно пострадали верхи пищевых пирамид. Что на суше, что в океане основные пермские хищники исчезли бесследно и именно их места могли занять новые игроки. Вымирание мелких (универсальных) животных было не столь драмматичным, они получили новый шанс на завоеванием мира и им сумели воспользоваться даже некоторые типичные палеозойские формы (их расцвет пришелся на ранний Триас). Отлично себя чувствовали во время вымирания растительноядные животные: хоть их численность и сократилась, но при отсутствии хищников они имели отличные шансы на выживание, нужно было лишь приспособиться к изменениям кормовой базы. В итоге, на суше сохранились травоядные дицинодонты, которые еще на много миллионов лет остались основой фаунистических комплексов триаса.

Проигравшие и выигравшие.

Если говорить об океане, то проиграли почти все, кто строил свой скелет из различных солей кальция: мшанки, кораллы, ракообразные и даже рыбы с амфибиями. Закисленный океан простро растворял их скелет, лишая опоры и делая беззащитными. Как ни странно, в выигрыше остались головоногиек моллюски, у которых был наиболее тяжелый скелет. Хотя многие примитивные группы исчезли, после вымирания начался расцвет аммонитов. Возможно, у этой группы просто оказался наиболее совершенный аппарат извлечения кальция из морской воды, который смог функционировать даже в кислой среде.

На суше стали пропадать влаголюбивые палеозойские растения, на смену которым будут приходить засухоустойчивые голосеменные.

Из наземных животных пропали те группы, которые сильнее были привязаны к воде: исчезло почти все разнообразие палеозойских амфибий (а они до пермского вымирания составляли большинство в фаунистических комплексах), погибли влаголюбивые анапсидные рептилии (они не были родственны современным рептилиям), очень сильно уменьшилось разнообразие зверообразных. Даже насекомые, размножение которых в палеозое было связано с водой, уменьшили свое разнообразие. Древние группы, сильно зависевшие от воды, исчезли.

Зато те животные, кто мог обойтись без воды, оказались в выигрыше, даже несмотря на явные недостатки своего строения. Различные группы диапсидных рептилий, о которых почти не было слышно в пермском периоде, уже через пару миллионов лет после вымирания становятся многочисленными и начинают главенствовать во всех средах обитания.